История породы

Аляскинский маламут — одна из самых сильных ездовых пород.
Если вы все еще не знакомы с этой аборигенной породой, вас ждет великое открытие!!! Несмотря на внушительные размеры и мощное телосложение - это очень ласковые и добродушные собаки. А их дикий окрас невероятно красив и никого не оставит равнодушным.

Аляскинский маламут – очень древняя порода и в значительной степени является результатом долгой эволюции. Эти собаки существовали рядом с человеком в течение длительного времени. Археологические исследования подтверждают, что порода использовалась в качестве ездовой в последние четыре-шесть веков, и, при этом, данные собаки никогда не теряли своей идентичности.

Аляскинский маламут имеет общее наследие с арктическими собаками, обитающими вдоль северо-западных берегов Аляски, во внутренних районах Аляски и на территориях канадского Юкона, а также в приполярных регионах, включая дальневосточные инуитские общины Баффинова острова и Гренландия.

Они являются потомками одомашненных волкодавов, которые сопровождали группы кочевых охотников из Монголии через Сибирь, на восток по сухопутным мостам через Берингов пролив и на североамериканский континент в серии миграций около четырех тысяч лет назад. Этих кочевых охотников позже назвали эскимосами или инуитами. Эти небольшие кочевые группы состояли из больших семей с общим разделением труда и общими ресурсами. По мере роста населения группы отделились в поисках новых мест для рыбной ловли и охоты.

Спустя годы эти исконные инуиты (также известные в регионе как юпики и инупиак-эскимосы) покинули свою родную землю вдоль северо-восточного побережья полуострова Сьюард на Аляске. Некоторые отправились на юг и поселились в окрестностях Нома и пролива Нортон; другие мигрировали на восток по самым северным землям Канады.

Своим названием порода обязана аляскинскому племени Малемут, селившемуся по берегам пролива Коцебу в западной части Аляски: слово "маламут" происходит от названия племени ("мале") и слова "деревня" ("мут" - на диалекте малемутов).

Плотность населения племени зависела от численности оленей Карибу, охота на которого являлась основным видом промысла и источником пропитания населения и собак. Расцвет племени и известность имени пришелся на эпоху освоения Аляски европейцами. С момента строительства Редута Святого Михаила в районе Уналаклита в 1833 г., а далее с открытия в Уналаклите торгового представительства Русско-Американской компанией в 1838 году, начались длительные и прямые отношения с Малемиутами (а именно они в тот момент были основным населением Уналаклита).

Малемиуты торговали с индейцами (Атапаски) — покупали нефть для выделки шкур оленей, а затем меняли эти шкуры на пушнину. Пушнина в свою очередь уходила в Россию. Однако, за два года до открытия торгового дома деревня Малемиутов пережила эпидемию (из 115 осталось 13 человек) и для развития торговых отношений и возрождения деревни, так удобной для торговли, были приглашены Малемиуты с залива Нортон. С открытием других торговых домов на побережье Аляски Русско-Американской компанией все чаще привлекались представители Малемиутов, так как они были наиболее дружелюбно настроеным народом и наиболее преуспели в торговле с другими племенами.

Один из крупных Эскимосских торговых центров описывался в частности Джоном Симпсоном на берегу залива Коцебу. Нужно отметить, что в отличии от жителей континентальной Аляски Малемиуты побережья, из-за обилия пищи, могли себе позволить большие упряжки собак, что в свою очередь выделяло их на фоне других эскимосских племен. Олени Карибу в изобилии водились вдоль северного побережья, а Малемиутские собаки того времени были тяжелыми упряжными собаками и были лучшими помощниками в торговых делах.

Предки сегодняшних аляскинских маламутов играли ключевую роль в сообществах, основанных на натуральном хозяйстве по всему заполярью. Зимой собаки сопровождали инуитов на льдины и помогали во время охоты: вынюхивали тюленей во льдах и держали белых медведей в страхе. Они тащили забитые на охоте туши тюленей и китов обратно в лагерь. Собаки охраняли сезонные стоянки (здесь важно оговориться, охраняли не от других людей, а от диких животных), предупреждая жителей о мародерствующих медведях и других хищниках.

Эскимосы–малемуты были охотниками и рыболовами, и им требовались не просто собаки-тяжеловозы, но и компаньоны, обладающие, помимо выносливости и силы, необычайным уровнем интеллекта и верностью. Эти животные считались не просто рабочими собаками, а помощниками, которым можно доверить свои семьи и жизни. Помимо всего прочего, маламуты зачастую должны были выполнять сложные задачи совершенно самостоятельно, руководствуясь собственным умом и интуицией. Для того чтобы получить собаку с такими качествами, эскимосы использовали для разведения только многообещающих щенков, с которыми очень бережно обращались.

В конце 18 века в Клондайке были найдены залежи золота, что вызвало немалый ажиотаж, и люди со всех уголков мира начали стремительно наполнять территории Аляски. А поскольку кроме саней, в упряжках которых были запряжены именно маламуты, транспорта на Аляске не было, спрос на них начал стремительно расти. Так, благодаря собакам данной породы люди, работающие в области золотодобычи, всегда были снабжены едой, питьем и необходимым снаряжением.
Из записей Джексона Б.Корбетта:
«Эти псы – потомственные трудяги, их предки несколько веков назад работали в упряжках индейцев и эскимосов, перевозя их по замерзшим дорогам Аляски Бритиш Юкон. Они наделены высоким интеллектом, хорошей выносливостью и преданностью."

Во времена «Золотой лихорадки» (1896–1899гг.) старатели, нуждающиеся в перевозке тяжелых грузов, называли упряжку из маламутов «Снежным поездом».
С началом золотодобычи на Клондайке в 1896 году спрос на собачьи упряжки с характеристиками Малемиутских собак беспрецедентно вырос. Маламуты заслуженно считались у старателей самой сильной и выносливой собакой. Они активно приобретались и скрещивались с другими породами собак и волками ввиду большого спроса (гонки, бои, грузоперевозки), тем самым приближаясь к трагедии — порода была под угрозой исчезновения уже к 1918 году.

Древняя породность, закрепленная веками, позволила Аляскинскому маламуту, не смотря на скрещивание с другими породами, сохранить собственный тип. Это позволило группе энтузиастов из США в 1920 –х и 30-х годах заново открыть миру данную породу.

Исходя из исторических данных и записей в регистрационной книге АКС, существует два вида собак данной породы: М´Лут (имеют разнообразный окрас шерсти от черно-белого до голубого) и Коцебу (собаки наделены волчьим окрасом шерсти). Разница между этими видами аляскинского маламута очевидна: М´Луты наделены более агрессивным нравом, крупнее и активнее, чем собаки Коцебу. Среди заводчиков и по сей день ведутся споры, о том, какой из перечисленных видов собак считается истинным аляскинским маламутом.

Линия КОЦЕБУ (KOTZEBUE) была выведена на северо-востоке США в регионе Новая Англия, включающим в себя штаты Коннектикут, Мэн, Массачусетс, Нью-Хэмпшир, Род-Айленд, Вермонт. Основателями считаются Артур Уолден и Ева Сили (Брунелли). Артур Уолден был известным заводчиком и пытался вывести (и вывел) новую породу крупных ездовых собак (Чинук). Одна из линий собак из его питомника стала родоначальницей линии Коцебу. Дальнейшем укреплением линии занималась Ева Сили. Она привлекла в разведение новых собак вывезенных с Аляски и в 1929 году был зарегистрирован первый помет аляскинских маламутов. Ева Сили выкупила у Уолденов питомник «Chinook» и за сравнительно короткое время смогла разработать линию, которая производит равномерный тип собак. Основой для этой цели был тщательный отбор племенного поголовья, когда использовались только собаки аналогичного внешнего вида и строгая оценка потомства. В 1935 году аляскинский маламут линии Коцебу получил официальное признание Американского кеннел-клуба.

Параллельно разведением маламутов занимался Пол Волкер в питомнике М’Лут (M’LOOT) из штата Мичиган. Он использовал гораздо более широкий спектр арктических собак для племенного разведения, чем это делали в питомнике Сили. Маламуты из питомника М’Лутов были различного происхождения и приобретались в разных штатах. К Полу Волкеру попадали и собаки со съемочных площадок Голливуда, и с армейского лагеря в Монтане. Это были и белые эскимосские собаки из Миннесоты, и Хаски реки Маккензи. Благодаря такому разнообразию фенотип М’Лутов отличался от Коцебу большими размерами и разнообразием окрасов. Благодаря успешному рекламному маркетингу Пол Волкер продавал своих собак по всей стране и вскоре на базе линии М’Лут формируются новые обособленные и известные питомники. Однако для этой линии племенная книга была закрыта, так как М’Луты не укладывались в стандарт породы.

Многие из тех, кто после Золотой лихорадки вернулся домой из Аляски, привезли с собой собак. Хотя некоторые из них и были маламутами и прошли свой путь в качестве компаньонов, но не были значимыми для породы в целом. Исключениями из этого правила были несколько собак, принадлежащих Дику Хинман и Дэйву Ирвин, которых сейчас многие называют линией Хинман-Ирвин (HINMAN-IRWIN). Они были крупнее Коцебу и отличались по фенотипу от М’Лутов. Этот тип оказал большое влияние на породу благодаря усилиям Роберта Золлера (питомник «Husky-Pak»), который предпринял успешные попытки по объединению двух линий с участием собак Хинман-Ирвин. Первые собаки Золлера были плодом слияния М’Лут и Хинман-Ирвин, но не были забыты и собаки Сили – Коцебу. При первой же возможности он попытаться включить их в свю программу разведения. Золлер сделал упор на положительные особенности каждой линии. М’Луты были крупнее, больше бросались в глаза и оставляли лучшее впечатление от себя, но обладали и некоторыми достаточно характерными пороками, а также значительно разнились по типажу и по качеству. Коцебу были слишком маленькими, но обладали однообразием, которое работало на них, и главным их достоянием был тип, так как они были более близки к оригинальным маламутам. В итоге в 40-х годах, оставив свой вклад, линия Хинман-Ирвин была поглощена М’Лутами и Коцебу.

В конце 40-х годов порода вновь была под угрозой исчезновения. Лучшие представители племенной книги маламутов линии Коцебу погибли при исследовании Антарктики и во время Второй Мировой Войны. К 1947 году в официальном реестре Американского Кинологического Клуба числилось всего 30 маламутов. При этом Ева Сили обладала практической монополией на разведение и регистрацию собак, и сотни маламутов линии М’Лут и смешанных линий не могли быть зарегистрированы. В 1950 году АКС кратковременно и на строгих условиях открыл свободную регистрацию маламутов, так как для дальнейшего племенного разведения собак осталось очень мало. К 1960 году, после смешивания кровей всех линий, был утвержден единый и окончательный стандарт породы, объединивший в себе все линии разведения. На сегодняшний день уверенно определить линию конкретной собаки практически невозможно.

/Список источников:
Э.И.Шерешевский П.А.Петряев "Ездовое сабаководство"
Сенашенко Е. Аляскинский маламут "Мой друг собака"
Тексты переводов В. Гончарова, Т. Колесниченко, И. Соболевой/


Аляскинский маламут История породы
Подпишитесь на наши соцсети!
Подпишитесь на наши соцсети!